А.Черепанова Родители и школа: ловушка взаимных ожиданий

Газета «Первое сентября» №22 (суббота), 21.12.2013
Анна Черепанова
Родители и школа: ловушка взаимных ожиданий
Сегодня родители требуют безопасности и натаскивания для вуза – но недовольны тем стилем отношений, который обеспечивает этот результат…

Одна из явно выраженных, сформулированных учителями проблем уходящего года – отношения с родителями учеников. Они, эти новые родители, хотят быть в курсе каждого шага ребенка в школе, дотошно выискивают промахи в работе учителей, горячо осуждают поведение других детей и в любой момент готовы мчаться с жалобой в вышестоящие органы.При этом сами «защитники» подчас несправедливы, а то и неразумны. Вот они выдвигают требования, доселе невиданные: «Нам не надо этого учителя… мы хотим по такому учебнику… а давайте школа будет учиться с десяти… а почему мне нельзя сидеть с ребенком в классе целый день» – и это совершенно новая для нас ситуация. Сложилась она не в последнюю очередь под воздействием новых формулировок в сфере образования: «услуга», «заказчик», «прозрачность», «выбор» и прочие. Коварство их в том, что декларации эти фактически не могут быть обеспечены.
В то же время спор между семьей и школой о том, кто на самом деле отвечает за образование детей, кто лучше знает, чему и как учить, кто над кем стоит и кто при ком состоит, – не вчера начался. И если для учителя нет ничего страшнее неработающей мамы, то для мамы нет ничего опаснее авторитетного для ребенка успешного педагога, куда-то уводящего от нее чадо.
Конфликт обостряется, потому что родителей, живущих интересами и успехами ребенка, становится все больше. Они до выпускного класса провожают и встречают детей у школы, детально обсуждают все подробности школьного быта, участвуют во внеклассных мероприятиях, вместе готовят уроки и работают над проектами, «дружат» с учителями, держа их на кнопке телефона.
Сегодня «родительская» сторона педагогической деятельности отнимает у учителя все больше ресурсов, но она не описана даже в новом профстандарте, где ограничились требованием исполнения профессиональной этики. Тем важнее становятся материалы, привлекающие внимание сообщества к этой теме.

Краткий очерк ситуации
Неверно, что школа обслуживает именно родительский заказ. Главным образом – государственный, еще – социальный. Нестыковка проявляется в том, что требования государства – организационные и технологические, тогда как требования родителей – содержательные. Последние школу раздражают, так как ей «не до содержания», она не успевает справиться с заказами учредителя, от которого напрямую зависит. Отсюда результаты соцопросов: 68% родителей не доверяют школе, не считают ее работу качественной. Даже в топовых школах процент недовольства родителей велик – до 20%. Это заставляет задуматься. С одной стороны, пожелания родителей (согласно соцопросам) самые непритязательные: безопасная среда и подготовка к поступлению в вуз. А с другой – недовольны они как раз тем стилем отношений в школе, который эту безопасность и хорошую подготовку обеспечивает. То есть «школа не очень хорошая, так как ребенок не любит туда ходить». Ловушка, из которой выхода нет.
От школы же требуется исполнение стандарта, она пишет образовательную программу, с этого года от нее требуют еще и эффективный учебный план – то есть школа продвигает инновации, до которых родителям дела нет, они хотят своего. Как дети малые.
Надо ли школе с ними заигрывать, успокаивать, поглаживать, «удовлетворять потребности клиента» или, сурово окинув взором, продолжать вести свою политику? Скажут: нет, надо учиться договариваться. Хорошо, но на каких основаниях?
Нет у нас образовательного рынка, не можем мы представить сотни программ и предложить родителям – выбирайте! Здесь этому научат, здесь – тому! На каком же основании можно говорить о партнерстве? Никто ничего пока у нас не выбирает, а если что и ищут, то бренд, не более.

Перечень претензий
Педагоги убеждены: хорошая школа лучше знает, как надо учить и к чему готовить. А родители – 75% – формулируют претензии к школе в общих словах «сделайте нам красиво». Причем вкусы у людей разные.
По идее договариваться должны помогать школьные советы и комитеты (называться они могут по-разному), и действительно, многие договоренности, зафиксированные на бумаге, снимают кое-какие конфликты. Но ментальность поменять они не в силах. Одна сторона продолжает возмущаться учителем – «учитель (не) должен!», другая – родителями: «Все идет из семьи!».
Кажется, оптимально не вмешиваться и не связываться. Но это – загонять проблему вглубь. Надо разбираться. Кто хоть пять лет проработал в школе, знает: если ты для своих учеников не авторитет, ничего у тебя не получится. Дети тебя просто не заметят. Нелегко добиться этой роли, но еще труднее превзойти ее. То есть «гуру» страшно раздражает любое «не так» в его адрес. А превзошедший готов переспросить: «Да? А как?» Редкий человек умеет извлекать пользу для себя из критических замечаний. И не случайно в школе бытует поговорка: «Избави нас Бог от родителей, а с детьми мы сами справимся».
То-то и оно, что всем, родителям тоже, нужна абсолютная власть над ребенком, всем желательна закрытая, непроницаемая для посторонних обстановка воспитания.
Немало историй о том, как родители пришли к директору и вежливо изложили, что их не устраивает в организации жизни класса, ну а попытка директора так же спокойно поговорить с учителями закончилась скандалом с валидолом. Учителя сразу начинают отбиваться.
Но вот каким интересным наблюдением поделилась директор одной успешной школы. Когда ее близкая подруга-одноклассница привела в школу своего ребенка, они стали часто разговаривать о школьных порядках, и это дало директору возможность увидеть перекосы, на которые давно никто внимания не обращает, заметить проблемы, которые педагогами не рассматриваются как существенные, а значит – попытаться что-то улучшить.
Почему же мы отмахиваемся от «просто родителя», тогда как своего человека готовы воспринимать? Потому что в школе за ролью родителя «презумпция неадекватности». Откуда же взяться свежему воздуху?

Как мы работаем с родителями
Итак, у родителей нет особого желания участвовать в жизни школы. Их можно позвать, попросить, еще как-то привлечь (то еще словечко). Праздники, совместные проекты, игры вроде бы сближают. Это всегда придумывает и организует школа, и родителям такая забота нравится, они готовы школу похвалить. Еще хвалят школу, в которой много дополнительного образования – от китайского до хореографии. Дети, значит, заняты, и уже – «школа с душой относится». Или такая вроде бы мелочь: классный руководитель просит родителей сразу сообщать, если ребенок тратит на домашнюю работу по одному предмету более 25 минут. Заботится!
Хотя на самом деле осмысленное участие родителей в таких формах не востребовано, а внимание, конечно, всем нравится.
И в Управляющий совет можно по-разному играть. Пусть сидят родители, хотя любой директор скажет, что старшеклассники там куда полезнее. Беда, если сами родители поверят, что они могут что-то решать. Тогда на голосование ставится предложение заменить стихотворение Набокова на «что-нибудь из Агнии Барто» во втором классе или отменить мастерские ввиду «бесполезного времяпрепровождения».
И тем не менее нам нечего ждать, кроме того что есть сегодня. Сегодня 67% населения страны за контроль над интернетом, сегодня большинство родителей против социальной деятельности в школе, а выезжая с детьми на курорты в учебное время, они умудряются проскочить мимо всех чудес света и прочих памятников культуры.
О ребенке сегодня вообще мало говорят, свои потребности он мало куда может поместить. Даже выразить. Он хочет ехать на экскурсию с классом – а ему мама говорит: нет, тебе лучше дома отдохнуть. Он не хочет на экскурсию с классом, хочет дома побыть, а учитель: как это, все едут, а ты что, особенный?
Все это есть. Дети потребляют репетиторов; то, что происходит с ребенком в школе, никакого отношения к его будущей жизни не имеет; учитель хорошему не научит – установки одних родителей. Установки других: пусть учитель так же заинтересованно относится к ребенку, как сами родители; пусть воспитывает, ведь это его профессия… и куда подевались такие учителя, какие были раньше.
Ни та ни другая установка спрос на полноценный контакт с учителем не формирует.

Знать, чтобы договариваться
Вот на результат есть спрос. Обоюдный. Учителя все чаще замечают: первичные социальные навыки у детей отсутствуют. Ни «здрасьте» ни «спасибо». И это еще мелочи по сравнению с агрессивными выплесками. Потому что образ ребенка современные родители добывают из гламурных журналов и в качестве занятий выбирают конный спорт и теннис. Избыточных образовательных потребностей нет даже у родителей учеников гимназий: «Это зачем? – Но мы же гимназия… – Ну и что?»
И учитель свои замечательные навыки направляет на меньшинство – большинству нужны только оценки. Если так дело пойдет дальше, никакие образовательные программы будут не нужны и школа кончится.
Перед школой (а перед кем еще?) стоит совершенно новая задача: вырабатывать с родителями общий ряд ценностей. Разъяснять, что интересоваться надо средой, а не только своим ребенком. Что это наша общая беда – оценка школы только по академическим результатам: то есть «он плохо учится» не может быть настоящей проблемой. Что эти отметки никакого смысла не имеют по сравнению с динамикой познавательного интереса. И так далее…
В общем, нам придется найти где-то время и силы на содержательное общение с родителями. Что мы делаем и почему, как понимаем философию образования и какие педагогические принципы исповедуем. Мы. Специально обученные люди. А кто же еще.

Возврат к списку




задать вопрос ?

контакты

Kорпус A
610000, г. Киров, ул. Свободы, 76

Tелефоны:
директор, секретарь 64-82-31
зам. директора 64-83-65
руководитель административно-хозяйственного структурного подразделения 38-54-54
учительская 64-58-74
бухгалтерия 64-44-33
охрана 26-48-73
Факс: (8332) 64-82-31
E-mail: vhg@vhg.ru

Педагог-психолог
Bедерникова Елена Владимировна,
телефон: 64-83-65
Kорпус B
610020, г. Киров, ул. Мопра, 55а

Tелефоны:
учительская: 35-45-77
вахта: 26-48-79

Педагог-психолог
Bедерникова Елена Владимировна,
телефон: 35-45-77
Kорпус C
610002, г. Киров, ул. Милицейская, 28а

Телефоны: 67-50-22, 67-89-51

Педагог-психолог
Kушля Юлия Александровна, телефон: 67-50-22

Инспектор по охране прав детства
Дмитриева Ольга Георгиевна, телефон: 64-83-65
OK